Т-Р-Инфо

25 623 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Зайчиков
    Обнуленный личностью быть не может .И это не Путин: р...
  • Астон Мартин
    А что если следующие поколения чипов будут будут на порядок умнее , что несомненно, как прикажете старье из башки вык...Дождались: Власти...
  • Vasily Golov
    От США перешли к России.Чупуха.Не может заменить программное обеспечение.только импорт.Соревноваться с Гейтсом рано.У...Дождались: Власти...

Уничтоженное сельское хозяйство в угоду западным нефтехимическим магнатам

Уничтоженное сельское хозяйство в угоду западным нефтехимическим магнатам

В Советском Союзе располагалось до 80% мировых посевов конопли. Но с середины 60-х годов под эгидой борьбы с наркотиками посевные площади стали уменьшаться, и к началу 2000-х практически сошли на нет.

В последние годы преимущества этого уникального растения, которое можно перерабатывать почти полностью, снова начинают использовать в разных отраслях промышленности. О возрождении в России коноплеводства рассказал корреспонденту ИА Красная Весна доктор сельскохозяйственных наук, президент Агропромышленной Ассоциации коноплеводов (АПАК) Александр Смирнов.

Уничтоженное сельское хозяйство в угоду западным нефтехимическим магнатам

ИА Красная Весна: Конопля долгое время была традиционной культурой для России. Насколько развитой была эта промышленность в дореволюционной России и в советские времена?

Смирнов: Культивация конопли здесь началась еще при скифах, раньше, чем в Греции и Римской империи. А во времена Ивана Грозного пенька — волокно, получаемое из стеблей конопли, — уже была одним из главных экспортных продуктов Руси.

Использовалось и масло. В книгах по домоводству тех времен вы бы могли найти массу рецептов из конопли. Во времена Петра I конопля и лес приносили основные доходы российскому бюджету. Даже в Советском Союзе посевные площади конопли достигали 1 млн га, это порядка 80% мировых посевов.

Вместе с кукурузой и пшеницей коноплю можно увидеть в центральном снопе фонтана Дружбы Народов — одного из основных символов ВДНХ.

Но в 1961 году ООН в рамках борьбы с наркотиками объявила коноплю опасной культурой, и посевные площади стали уменьшаться.

ИА Красная Весна: Расскажите подробнее, насколько широким было применение конопли?

Смирнов: Из пеньки делали канаты, брезент, парусину, шили одежду, в том числе военную форму. Во времена Петра широкое применение она получила во флоте. Гнали масло, причем не уступающее по свойствам оливковому, а жмых с высоким содержанием белка отправляли на корм. Любой рыбак скажет, что конопляный жмых — лучшая прикормка.

В советские времена коноплю использовали в строительстве — делали пеноблоки и другие материалы. В середине 80-х появились синтетические материалы — полиамиды, полиэфиры, пленки и т. д. И это стало еще одним негативным фактором. Тем более, что тогда переработка конопли была практически на 80% ручным трудом.

В результате в начале 90-х площади сократились до 1 тыс. гектаров, закрылись практически все институты и заводы. В стране оставалось только три центра — Краснодарский НИИСХ, который занимался селекцией южной конопли, Пензенский НИИСХ и Чувашский НИИСХ, работавшие со среднерусской коноплей. На сегодняшний день работы по конопле в Чувашском НИИСХе не ведутся.

ИА Красная Весна: И когда же коноплю реабилитировали?

Смирнов: В 2000-х годах. Сначала начали высевать в США, Канаде, затем в Китае. Были выведены специальные сорта с низким содержанием действующего наркотического вещества тетрагидроканнабинола (ТГК). Контроль его содержания существовал и в СССР, а после 1961 года появилось жесткое законодательство.

Даже сейчас содержание ТГК у нас не должно превышать 0,1%, тогда как в Европе, например, 0,2-0,3%, в зависимости от страны.

Точкой отсчета стало совещание в Госнаркоконтроле в 2008 году. Организация, которая должна была бороться с коноплей, де-факто признала ее полезность. В те годы в России было всего 600-800 га конопли.

ИА Красная Весна: Насколько удалось восстановить эту отрасль?

Смирнов: В последние три года посевы стабильно держатся на уровне 10-12 тыс. га. В 2008 году была принята федеральная программа противодействия наркотикам, которая как раз способствовала выведению сортов с пониженным содержанием ТГК. Правительство разрешило (постановление № 460) возделывать все сорта конопли, внесенные в Госреестр.

Там было больше десяти сортов, но ведь у нас совсем не осталось семян. И первые годы ушли на восстановление семеноводства. Коноплю можно сеять только до четвертой репродукции, это очень сложная культура.

Тогда я работал директором Пензенского НИИСХа. Вокруг было много воодушевленной молодежи. Все рвались в бой, и я семена буквально стаканами делил.

Сегодня силами существующих хозяйств мы можем засадить порядка 20-30 тыс. га. Основные игроки — предприятия в Пензенской, Курской, Новосибирской областях и в Мордовии. Существующие предприятия производят и масло, и пеньку, кто-то замахивается уже и на глубокую переработку конопли в целлюлозу.

ИА Красная Весна: Какие сорта культивируются сегодня? В чем их особенности?

Смирнов: Селекция в нашей стране велась еще до революции. Пензенский НИИСХ, например, дает семена высших репродукций. Если раньше заботились больше о продуктивности и большом выходе волокна, то среди новейших направлений — увеличение содержания целлюлозы.

Сегодня порядка 80-85% всех посевов занимают сорта Пензенского НИИСХа, выведенные после 2008 года, — «Сурская», «Вера» и «Надежда». Первый сорт является универсальным, идет и на масло, и на волокно. «Вера» отличается повышенным содержанием волокна, а «Надежда» — высокой урожайностью семян.

В последние несколько лет совместно с семеноводческими предприятиями вывели новые очень интересные сорта «Милена», «Роман». Семеноводческая работа продолжается по различным направлениям.

ИА Красная Весна: Где применяются конопля сегодня? Расскажите, пожалуйста, подробнее.

Смирнов: Пищевая промышленность, текстильная, строительство. Конопляное масло и муку уже можно легко найти в магазинах. Сейчас важна выработка целлюлозы, из которой делают порох, ткани, пластик, который разлагается в почве.

Содержание целлюлозы в конопле доходит до 60-65%. Таким образом, 1 га конопли заменяет 4 га леса. Причем волокно из конопли не гниет.

Здесь огромный потенциал для импортозамещения в самых разных отраслях. Теперь понимаете, почему все, у кого есть голова на плечах, сейчас взялись за эту культуру?

ИА Красная Весна: Чем занимается ваша ассоциация?

Смирнов: Агропромышленная Ассоциация Коноплеводов (АПАК) появилась в 2016 году и сегодня включает в себя 30 основных участников этого рынка. Мы собрались, чтобы выступать единой командой, отстаивая интересы отрасли. Ведь на протяжении 30 лет историю коноплеводства вымывали из мозгов, коноплю перестали изучать в институтах.

Дошло до того, что даже само это слово практически стало ругательством. А ведь конопля — это не бранное слово, а высокомаржинальный полезный продукт.

АПАК консолидирует как успешные предприятия отрасли, так и начинающие. Мы издали методические рекомендации для фермеров, которых не было более 20 лет. Сегодня очень важен обмен опытом. Проводим семинары, регулярные встречи, обсуждаем проблемы.

ИА Красная Весна: Какие вопросы вы поднимаете? Что уже удалось сделать?

Смирнов: Мы начали с информирования и образования. Писали статьи, рассказывали. За последние годы в разы возросло количество печатных работ. Появились труды в ведущем учреждении — Тимирязевской академии, которая является «законодательницей мод» в сельскохозяйственном образовании.

Второй вопрос — поддержка со стороны государства. Именно АПАК инициировал в органах власти обсуждение необходимой для отрасли поддержки, все изменения проходили с нашим участием. Правительство и Министерство сельского хозяйства России с пониманием отнеслись к этому вопросу. Сегодня российский фермер может получить небольшие субсидии на посев конопли. Это хороший стимул, но нужно идти дальше.

Для полномасштабного восстановления отрасли данных мер недостаточно, нужны кардинальные и системные решения, нужна новая техника, оборудование. Мы продолжаем диалог с участниками рынка по этим вопросам. Участвуем и в законотворческой деятельности.

ИА Красная Весна: Какие проблемы развития отрасли нужно, на Ваш взгляд, решать первостепенно, прямо сейчас?

Смирнов: Производство качественного отечественного оборудования для переработки. В пищевой промышленности не нужно изобретать велосипед — отжим масла, изготовление конопляной муки можно делать на машинах, приспособленных для других масличных культур.

Но переработка стебля и уборка — больное место. Иностранные комбайны способны делать уборку и обмолот одновременно. А отечественной техники нет.

Хотя наш русский мужик, конечно, ко всему приспособился — убирает зерновыми комбайнами, скашивает обычными косилками.

ИА Красная Весна: Какую роль может сыграть здесь ассоциация?

Смирнов: Бить тревогу, вносить предложения. Мы уже смогли решить вопросы с семенами, с переработкой масла. Теперь надо заниматься целлюлозой, кратно увеличивать посевные площади. Надо расширять господдержку. И этим должны заниматься Минпромторг и Минсельхоз.

ИА Красная Весна: Что, на Ваш взгляд, может дать импульс развитию коноплеводства в стране?

Смирнов: Экологические проекты. Мы говорим о сохранении лесов, об экологической продукции, которую используют в пищу, из которой шьют одежду, применяют в строительстве.

Это безотходная культура. Сейчас основные посевные площади занимают пшеница и подсолнечник, во многих регионах переходящие в монокультуры. А введение технической конопли способствует увеличению биоразнообразия и соблюдению правильных севооборотов, создавая новые рабочие места.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх